larasdvatri123 (larasdvatri123) wrote,
larasdvatri123
larasdvatri123

Categories:

Письмо итальянского доктора



Даниэле Маккини, врач клиники Humanitas Gavazzeni:

После того, как я долго размышлял, нужно ли и что именно написать о том, что происходит, я решил, что молчать больше не могу. Поэтому постараюсь передать людям, «не вовлеченным в эту работу» и далеких от нашей реальности, что происходит в Бергамо в эти дни пандемии короновируса. Понимаю необходимость не сеять панку, но когда сообщение об опасности того, что происходит, не доходит до людей и некоторым до сих пор все равно и они игнорируют рекомендации не собираться вместе группами, которые к тому же возмущаются, что не могут пойти в спортзал, или на футбольный турнир, я негодую. Я понимаю также какой экономический ущерб наносится и я также переживаю за это. После эпидемии драма повторится.

Я сам наблюдал с удивлением на реорганизацию нашей больницы неделей раньше, когда наш «враг» был еще в тени: отделения потихоньку освобождались, все предвыборные мероприятия остановлены, реанимации освобождены для создания как можно большего количества койко-мест, контейнеры, которые ставили перед входом в отделения скорой помощи, чтобы создать отдельные проходы и исключить заражения других людей.
Вся эта быстрая трансформация создавала атмосферу тишины и сюрреалистической пустоты, которые мы еще тогда не понимали в ожидании войны, которая должна была еще только начаться и многие (в том числе я) не были так уверены, что она придет с такой свирепостью (все это было сделано тихо и без публикаций и рекламы, в то время, как разные журналисты имели храбрость сказать, что частное здравоохранение ничего не делало в этот момент).

Помню до сих пор, как моя ночная смена неделю назад провела бессмысленно ночь не сомкнув глаз, в ожидании звонка из отделения микробиологии больницы Сакко. Я ждал результата мазка первого пациента, с подозрением на короновирус в нашей больнице. Если я начинаю снова думать об этом, мне кажется почти нелепой и неоправданной мое возбуждение из-за одного возможного случая, после того, что я вижу сейчас. Итак, ситуация сейчас, драматическая, это ничего не сказать. Мне не приходят на ум другие слова. Война буквально взорвалась и сражения не прекращаются ни днем ни ночью. Один за другим несчастные зараженные появляются на входе в отделение скорой помощи. У них есть совсем не то, что называется осложнения от гриппа. Давайте перестанем называть это тяжелой формой гриппа. В эти два года я выучил, что бергамаски (жители Бергамо, прим.переводчика) никогда не приходят в отделение скорой помощи просто так. В этот раз они тоже хорошо себя повели. Они следовали всем предписаниям, данным в средствах массовой информации: неделя или десять дней дома с температурой не выходя из дома и не заражая других людей, но больше они уже не могут. У них затруднено дыхание, им нужен кислород. Для этого вируса очень мало видов фармакологической терапии.
Курс лечения зависит исключительно от нашего организма. Мы можем поддержать пациента, только когда его организм сам уже не справляется. И в основном надежда на то, что наш организм справится сам с вирусом, давайте скажем правду. Антивирусные терапии являются экспериментальными в отношении этого вируса и мы день за днем изучаем его поведение. Находиться дома, до тех пор, пока не появится ухудшение состояния, не поменяют прогноз болезни. Сейчас однако пришел тот самый драматический момент, когда нужны койко-места. Один за другим отделения, которые были освобождены, заполняются с впечатляющей скоростью. Медицинские карты с именами пациентов, разных цветов в зависимости от отделения, теперь все красные и вместо хирургической операции, стоит один и тот же диагноз: интерстициальная двусторонняя пневмония. А теперь объясните мне, какой еще вирус может вызвать такую драматическую ситуацию так быстро?

В чем различия (сейчас я перейду к техническим терминам): при классическом гриппе, кроме заражения гораздо меньшего количества человек в течение большего количества времени, случаи осложнения происходят гораздо реже, и только когда вирус, уничтожив защитный барьер наших дыхательных путей, позволяет бактериям, которые обычно живут в наших верхних дыхательных путях проникать в бронхи и легкие, провоцируя более тяжелые осложнения. Короновирус вызывает обычную простуду у многих молодых людей, в то время как у пожилых (и не только) самую настоящую Sars, потому что проникает непосредственно в альвеолы легких и заражает их, таким образом прекращая их нормальное функционирование. Дыхательная недостаточность очень часто является тяжелой через несколько дней с момента госпитализации, обычного кислорода, который подается уже не хватает. Извините, но меня, как медика, не успокаивает тот факт, что самые тяжелые больные в основном пожилые люди с другими патологиями. Пожилое население наиболее представлено в нашей стране и трудно представить кого-либо старше 65 лет, кто не принимает лекарства от диабета или давления.

Могу вас заверить, что потом, когда вы видите в реанимации молодых людей с аппаратами для искусственной вентиляции легких или еще хуже с Ecmo (аппарат для самых тяжелых случаев, который извлекает кровь, насыщает ее кислородом и возвращает ее в организм в ожидании, что организм восстановит свои легкие), все это спокойствие в виду вашего молодого возраста, быстро проходит. И в то время, как в соцсетях до сих пор есть люди, которые хвалятся тем, что не боятся и игнорируют предписания, и протестуют почему их обычный уклад жизни поставили в кризисную ситуацию, в этот самый момент происходит эпидемиологическая катастрофа. И не существуют больше хирурги, урологи, ортопеды, мы все называемся медики, которые становятся невольно частью команды, чтобы дать отпор этому цунами, которое ошеломило нас.

Случаи умножаются, мы уже получаем по 15-20 инфицированных пациентов в день. Результаты мазков приходят один за другим, позитивный, позитивный, позитивный. Отделение скорой помощи в коллапсе. Приходят экстренные предписания: нужна помощь в приемном отделении. Быстрое совещание, чтобы узнать, как работает программное обеспечение для управления приемным отделением и через несколько минут я уже рядом с моими «солдатами» на линии фронта. На экране компьютера одни и те же данные о симптомах: высокая температура и затруднение дыхания, высокая температура и кашель, затруднение дыхания и т.д...Анализы, рентген – с теми же выводами: интерстициальная двухсторонняя пневмония. Всех госпитализировать, кого-то в реанимацию под аппарат искусственной вентиляции легких. Для других уже поздно. Реанимация переполнена, и там где реанимация заканчивается создаются новые реанимации.

Каждый аппарат вентиляции легких становится как золото: те, которые находятся в операционных, где временно прекращены операции не срочного характера, используются в качестве реанимации и на месте операционных устанавливают койко-места. Я нашел это невероятным, по-крайней мере я могу говорить о Хуманитас Гавадзени (где я работаю), как удалось в такие короткие сроки переоборудовать и реорганизовать всю структуру, которая была сделана не для такого рода кризиса, и подготовиться к катастрофе такого масштаба. Каждая реорганизация койко-мест, отделений, персонала, рабочие смены и дежурства, все это проверяется и корректируется каждый день в зависимости от ситуации, чтобы максимально дать людям. Те отделения, которые изначально были пустыми, сейчас переполнены, несмотря на попытку дать больным по максимуму. Персонал исчерпан. Я видел усталость на лицах людей, которые не знали что такое усталость несмотря на изнурительную нагрузку. Я видел людей, которые оставались в больнице сверхурочно, и что стало уже нормой. Я видел невероятную солидарность между нами, и мы всегда обращались к нашим коллегам –терапевтам если им была нужна помощь от нас с вопросом: что я могу для тебя сделать» или оставь мне эту госпитализацию, я сам ей займусь. Медики, которые двигают кровати, которые передвигают больных, которые дают лекарства вместо медсестер. Медсестры со слезами на глазах, потому что им не удавалось спасти всех и жизненные показатели нескольких пациентов одновременно уже определяли судьбу таких пациентов. Не существует больше смен, времени работы.

Социальная жизнь у нас сейчас остановлена. Я разведен уже как несколько месяцев и поверьте, что я всегда делал все возможное, чтобы увидеть своего сына, даже после ночных дежурств, прогоняя сон от себя, лишь бы побыть с ним, но уже как 2 недели я сознательно не вижу ни своего сына ни моих близких, потому что я боюсь заразить их и заразить мою пожилую бабушку или других пожилых родственников, у кого проблемы со здоровьем. Я довольствуюсь фотографией своего сына, на которого смотрю сквозь слезы, и иногда по видеосвязи. Поэтому наберитесь терпения и вы, что не можете пойти в театр, или музей или в тренажерный зал. Попытайтесь пожалеть те мириады пожилых людей, которых вы можете заразить. В этом нет вашей вины, я знаю, но скажите тому, кто вам говорит, что вы преувеличивайте, и мое данное свидетельствование тоже может показаться преувеличением для тех, кто находится далеко от эпидемии, но пожалуйста послушайте нас и постарайтесь выходить из дома только в случае крайней необходимости.

Не ходите в супермаркет делать запасы продовольствия всей семьей: это самое страшное, что может быть, вы концентрируетесь в одном месте и у вас есть более высокий риск заразиться от уже заболевших людей. Вы можете пойти, как вы обычно ходите в магазин, но запаситесь маской (самой обычной). Не ищите маски ffp2 и ffp3, эти маски нужны нам для работы и они уже закончились в свободной продаже. К настоящему времени нам пришлось оптимизировать их использование только при определенных обстоятельствах, как недавно предложила ВОЗ, в виду того, что они повсеместно заканчиваются. И да, из-за отсутствия определенных средств защиты, у меня и у моих коллег есть риск заразиться, несмотря на то, что мы используем все возможные способы защиты, которые у нас есть. Некоторые из нас уже заражены, и протоколы не работают, некоторые зараженные коллеги в свою очередь заразили своих домашних и некоторые из них находятся между жизнью и смертью. Мы там, где ваши страхи должны помочь вам находиться как можно дальше. Вы должны находиться как можно дальше.

Скажите вашим пожилым родственникам или тем, у кого есть другие болезни, находиться дома. Ходите за продуктами для них. У нас нет альтернативы. Это наша работа. Нет, то что я делаю в последние дни это не работа, к которой я привык, но я выполняю ее и мне нравится моя работа до тех пор пока я могу помочь людям и помочь выздороветь им или облегчить их состояние тем, кто уже не может выздороветь. Не хочу тратить много слов в отношении людей, которые называют себя героями в эти дни и которые вчера были готовы обвинять нас и заявлять на нас. Все равно они вернутся и сделают это как только все закончится. Люди имеют привычку все забывать очень быстро. И мы не герои в эти дни. Это наша профессия. Мы и раньше рисковали: когда при операции наши руки находятся в животе пациента, полном крови, мы не знаем, есть ли у него ВИЧ или гепатит С, когда открываем результаты своих собственных анализов после случайного укола иглой пациента с нетерпением и надеждой, что мы не заразились. Мы продолжаем жить с нашими эмоциями, не важно хорошими или плохими, достаточно просто принести их домой. В конце концов мы пытаемся быть полезными всем. А сейчас постарайтесь и вы тоже. Мы нашими действиями влияем на жизнь и смерть десятков человек. Вы – с вашими действиями на гораздо больше людей. Пожалуйста поделитесь этим сообщением. Нужно дать знать всем, чтобы избежать в Италии того, что происходит сейчас здесь.

7 марта 2020 г
Перевод Irina Alexandrova

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=3623690607665672&set=a.188393557862078&type=3&theater
итальянский оригинал:
https://www.facebook.com/daniele.macchini.52/posts/3395152210500625
по-английски:
https://www.weforum.org/agenda/2020/03/suddenly-the-er-is-collapsing-a-doctors-stark-warning-from-italys-coronavirus-epicentre/
Tags: Даниэле Маккини, Италия, коронавирус
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments